Боброва Е. Две даты Театра Комедии
Санкт-Петербургский Курьер № 42, 21 - 27 октября 2004 года

В этом году Театр Комедии им. Н.П. Акимова празднует двойной юбилей – в 1904 году в доме торговой фирмы «Братья Елисеевы» открылся театральный зал; в 1929 году в этом зале прошла премьера комедии «Шулер», с которой начал свой путь нынешний Театр Комедии, названный акимовским – по имени режиссёра, сделавшего этот театр знаменитым.

* * *

У себя под боком театр придумал купец известного рода Григорий Григорьевич Елисеев. Здание, построенное в 1901-1903 гг. архитектором Барановским, было похоже на слоеный пирог: внизу - знаменитый магазин, второй этаж отдан под театр, под крышей - вначале «домашнее» кафе, для самых близких друзей и членов семьи, потом - казино и бильярд, а спустя многие годы - декорационный зал и мастерская Николая Павловича Акимова, «сделавшего» этот театр знаменитым, сейчас - Белый зал, возрожденный театром под презентации и творческие вечера…
Кто знает, может быть, именно эти стены помнят, как произошла встреча Григория Елисеева и N, молоденькой жены одного петербургского купца, встреча, доведшая до самоубийства жену Григория Григорьевича, урожденную Дурдину, и отъезда Григория Елисеева из Петербурга во Францию...
Работники театра уверяют, что в театре не встретишь призрак погибшей, а вот загородная дача еще одного Елисеева, Степана Петровича, в поселке Цвелодубово на берегу Нахимовского озера, хранит легенду о призраке любовницы Степана Елисеева, которая бродит по дому до сих пор…

* * *

Елисеев знал, где открывать новый театральный зал. Стратегически более точное место было трудно найти - он попал в самое «яблочко» Петербурга, «освященное» богатейшими прилавками одного из знаменитейших питерских магазинов, и близостью «старшего» брата, императорской Александринки, что, кстати, всячески обыгрывалось поначалу - на первом занавесе зеркально отображался вид на Александринку и стоящий перед нею памятник Екатерине Великой. Со временем к союзу коммерции и великого искусства присоединились коммуникации - метрополитен в этой знаковой точке города связал не одну свою линию…

* * *

Пожалуй, ни одно театральное помещение Петербурга не пережило такое количество обитателей - не успевали покинуть обжитое место одни, как со своим реквизитом появлялись другие.
В этом зале играл то «Невский фарс», то «Современный театр», то антрепризы скандальной Валентины Лин, с шумом сбежавшей за границу. Эта лодка плыла долго, меняя название по направлению ветра - то это был театр «Музыкальной комедии, то театр «Гротеска», то театр «Сатиры и комедии», последний из которых в 29-м получил статус государственного театра. Парадоксально, что хотя на маленькой сцене «у Елисеева» все эти годы веселились, хохотали, издевались, представляя юмор в различных его модификациях и с различными оттенками, первым спектаклем, который увидел зритель на этой сцене, был трагический Гамлет, представленный силами актеров Александринки.
Наконец, настоящее свое имя многострадальный зал получил лишь в 33-м, когда в названии «сатиры и комедии» осталось лишь слово «комедия», второе же стало прерогативой московского театра Сатиры, возникшего тогда же.

* * *

Тот зал, в который сейчас входит зритель - совсем не тот, что был. Прежний был, по свидетельству современников, отделан богато. Чуть-чуть резковато, но не очень. Преобладают светло-желтые тона. Мебель - массивная, белого цвета - обита зеленым плюшем. Стена против сцены - сплошное венецианское окно. Окно разукрашено разноцветным стеклом, сквозь которое, ложась причудливыми узорами на стенах и мебели, пробиваются с Невского лучи электрического света. Сцена совсем игрушечная, - невысока и неглубока. Когда отойдешь в заднюю часть зала, то сцена производит впечатление старинной картины, врезанной в светло-голубоватую стену. Мест для зрителей в зале - 480: 11 рядов кресел и 9 рядов стульев, по 24 места в каждом ряду…»
«Аскетические» 30-е годы диктовали свои законы: зашиты были витражи, сбита лепка - вот, мол, буржуазные глупости какие, - зато расширена сцена, устроен балкон, почти вдвое увеличивший чисто зрительских мест; коммерческий подход - удел не нынешнего дня.

* * *

Да и «парадный» вход был другой загогулиной, не сегодняшней. Что осталось прежним - «черный», служебный вход, тот, что с Малой Садовой. Огромная шахта старинного лифта - таких уже мало осталось в Питере, - так и слышишь, как он дребезжал, поднимая именитых артистов начала прошлого века, которые, выйдя из кабины, попадали в маленький как всегда заставленный реквизитом аппендикс, а потом - в родные гримуборные, мебель для которой в уже советское время спроектировал сам Николай Павлович Акимов - у него руки доходили до всего. Все так же и сейчас, только пристроен другой лифт - стоячий «гробик» на одного, а тот, старинный - отдыхает, вспоминает, видимо, блестящее прошлое, своих и купца Елисеева богатых гостей. Вспоминает под шумок, идущий из мастерской - святая святых, хотя здесь и не пахнет кулисами, зато именно здесь рождается материальный мир спектакля - декорации, в которых артистам жить каждый вечер…

* * *

Не всякого артиста вез этот заслуженный лифт на третий этаж - наверняка, молодой Леонид Утесов вбегал по лестнице. А вот стены театрального зала должны помнить много любопытного.
И того же Утесова, который со своим Теаджазом в 29-м году в спектакле «Республика на колесах» спел песню "С одесского кичмана", которую вскоре объявили «манифестом блатной романтики» и запретили, пока однажды Сталин на бис не попросил спеть ее…
Стены помнят, как ранним утром самым первым, часа за два до репетиций, сюда приходил великий Николай Павлович Акимов, маленький, очень худенький человечек, которого так любили, что однажды к нему с улицы мужчина привел свою дочку, которую он вел на пластическую операцию. Мужчина, в порыве доверия, попросил нарисовать девочке нужный нос. Акимов, этот режиссер-художник, ничуть не удивился, сел и быстро набросал портрет девочки...

* * *

Наверняка, стены помнят, как в этот зал вбегала молоденькая Ольга Аросева, будучи еще актрисой акимовского театра, и глаза ее блестели от восторга: «Никогда более не испытывала я такого наслаждения, такой праздничности, как в акимовские сезоны, входя в прекрасный мир его декораций, надевая костюм, созданный по его эскизам, и ощущая себя приобщенной к этой красоте. Всю жизнь после Акимова у других режиссеров и художников я искала этого и никогда больше не находила такого праздника на сцене…».

* * *

Помнят стены, и как знаменитый Эраст Гарин, потеряв всякое терпение на репетиции с не менее знаменитым и вовсю комиковавшим Сергеем Филипповым, кричал своим смешным тонким голосом: «Я тебя в цирк сдам, клоун!» Или фразу, которую тому же Филиппову, приглашенному Акимовым в труппу, в первые же минуты в театре довелось услышать: «Вот этот, с лицом убийцы, - он что, тоже актер?!» Правда, сам Николай Павлович Акимов про своих артистов говорил иначе: «У нас есть белые слоны, на которых держится театр». Да, «слоны» были хороши - Эраст Гарин, Сергей Филиппов, Лидия Сухаревская, Елена Юнгер, Николай Трофимов, Павел Панков. А еще до Акимова - знаменитые Борис Бабочкин, Николай Черкасов…

* * *

Наверняка, этот зал помнит, как 60 лет назад сюда впервые вошли двое подростков, похожих друг на друга - маленькие, худенькие, с большими темными глазами на слегка испуганных лицах. Гензель и Гретхен театра Комедии - они не один десяток лет направляли на эту сцену софиты. Дора Зеликовна Шухман до сих пор работает в театре, охраняя его, как когда-то охранял ее Акимов. Она любит показывать свою фотографию, надписанную Акимовым: «Лучшему осветителю и красивой женщине», и вспоминать, как ее, однажды перед спектаклем подвернувшую ногу, Акимов готов был нести на руках в ее осветительское хозяйство на пятом этаже…

* * *

Нынче у театра есть не только ангел – хранитель в лице маленькой седенькой Доры Шухман, но и попечитель: фонд «Новация» холит и лелеет этот театр, ведомый худруком Татьяной Казаковой. Президент фонда Наталья Бовкун так и светится от счастья, когда говорит о Театре Комедии: «Если я не сплю и не работаю, то я в театре! Меня сюда влекут кулисы, закулисье. Театр Комедии для меня больше, чем театр. Это мой дом родной. В нашем городе множество замечательных театральных коллективов, но меня согревает посещение именно Театра Акимова. Даже не знаю, как это объяснить: может быть, какое-то родство души».

Новости
Репертуар
Спектакли
Труппа
История
Пресса
Контакты
Друзья
Гостевая


© СПб академический ТЕАТР КОМЕДИИ им. Н.П.Акимова, 2003. Все права защищены.
 
Дизайн Анны Полонской