О том, что важней каблуков и обид
со Светланой Карпинской беседовала Ирина Тарасова// Вечернее время № 7, 26 февраля - 2 марта 2006 года.

Светлана Карпинская стала известна всей стране в одночасье как «девушка без адреса» - героиня комедии Эльдара Рязанова. Но этот же фильм сыграла с ней злую шутку: до сих пор зрители помнят ее как Катю Иванову. И хотя Рязанов сниматься ее больше не приглашал, Карпинская на него не в обиде. Она состоялась и как замечательная актриса, и как очаровательная женщина. «Так что я победила Рязанова», - улыбаясь, говорит Светлана Алексеевна.

- Вы такой жизнерадостный и оптимистичный человек, что сразу понятно, что в детстве вы были любимым ребенком. Это и правда так?
- У меня были замечательные родители. Отец удивительно жизнелюбивый и легкий человек - не помню, чтобы он хоть раз в жизни повысил голос. А мама, наоборот, строгая и очень красивая женщина. Оба работали учителями истории. Я, наверное, похожа была на отца – бурная, подвижная, всегда спешила куда-то. Течение жизни мне казалось медленным, и всегда хотелось его ускорить. Хотелось в эту жизнь ворваться! А уроки длинные, и в институте, казалось, учиться долго. Открою вам страшную тайну – с 14 лет я хотела быть журналисткой. Я всегда любила факт, и сегодня предпочитаю новости и газеты, всякого рода сериалам. Была я такой начитанной толстенькой девочкой в очках с толстыми косами. Я много болела и «лечилась» Гюго, Бальзакаом, Стендалем. Как-то в школе выпустили стенгазету и меня там изобразили в очках, в клетчатой юбке, сумка через плечо и почему-то на фоне небоскребов Америки. Называлось все это «Карпинская-журналистка».

- Вы считаете себя консервативным человеком? Это потому, что родители были учителями?

- Нет, скорее это у меня в генах. Мы ведь Благовещенские, из рода священников. В сталинские времена пришлось сменить эту фамилию на более безобидную - бабушкину. И вот недавно я попросила внука поискать в Интернете что-нибудь о роде Карпинских. Вдруг выяснилось, что это старинный польский род. У них даже родовой герб был! В основном Карпинские, как и Благовещенские, были священниками, врачами, военными. У меня даже брат в Америке нашелся – Дмитрий Карпинский. Теперь ведем переписку по Интернету. Он, оказывается, составил генеалогическое древо рода Карпинских – и я там, представьте себе, тоже есть!

- Происхождение обязывает быть особенной?
- Возможно. Я, например, всегда стараюсь прощать людей. Не могу держать в себе зла. И хотя бываю резкой и раздражительной, но знаю, что есть то, что важнее обид, сплетен, женских нарядов, каблуков. Это здоровье детей и внуков, это их образование. И, конечно, любовь к своему делу, к своей профессии. Я всегда считала, что в нашей стране женское счастье складывается очень трудно, а вот любимая работа может сделать твою жизнь счастливой. И всегда любила свое дело.

- А как актриса - вы покладисты, послушны воле режиссера?

- Что вы! Я бываю упряма и резка с режиссерами. Могу даже отказаться от роли, если режиссер позволит себе бестактность. И я никогда не жалею о том, что я совершаю, потому что верю в свою правоту. Очень любила работать с Николаем Акимовым, с Петром Фоменко. Помню, я играла в замечательном спектакле «Мой милый старый дом» у Фоменко. Репетируем, он делает какие-то комментарии, замечания. Вдруг на минуту замолкает и громко, на весь зал говорит: «Никому не мешать, Карпинская делает роль сама!» Потом он мог подойти, что-то поправить. Но он всегда по-настоящему любил своих актеров, как и Акимов. Вообще-то мне кажется, что скоро закончится режиссерский театр и начнется театр актерский. Ведь обычный зритель приходит смотреть не на «концепцию пьесы», а на любимого актера. Это только «критикессы» смотрят «решение спектакля» и «взгляд режиссера». Сегодня, например, любят поставить в театре классику «по мотивам». Ходят по сцене вниз головами, голые. Этакий взгляд режиссера XX века на Гоголя. А я считаю, что, если ты взялся за классику, так она должна быть классикой. И только энергия, живая сущность артиста заставят зрителя смеяться и плакать. Недавно я увидела Богдана Ступку в роли Тевье-молочника. Это потрясающе! Как он двигается, говорит, плачет. Он просто блистателен! Как это не смешно звучит – он сочен, аппетитен, так бы его и съела. Это я и называю театром артистов.

- Вы можете себя назвать современным человеком?

- Конечно, я слежу за новыми веяниями – слышу, какую музыку любит мой шестнадцатилетний внук, вижу, какие книги он читает. Но читать Лукьяненко я все равно не буду! Внук все время сидит за компьютером, смотрит американские фильмы, и вот как-то он пытался объяснить мне, что означает «Дозор». Оказывается, это договор добра и зла. А я уверена, что добро и зло не могут заключить договора ни на одну секунду! Этого просто не может быть! Видно, в каких-то вопросах я никогда не буду конформисткой. Когда в юности я очаровывалась «Мастером и Маргаритой», то все же понимала, что это слишком густой суп из чертовщины. А нынешние времена, подчас, и вовсе напоминают Рим эпохи разложения.

- А что на ваш взгляд никогда не разрушит человека, а наоборот, всегда будет для него спасительным?
- Конечно, комедия! Смех сегодня может спасти людей. Серьезную проповедь, например, Льва Толстого читать нынче не будут. А вот комедия многое может высмеять и даже преобразить человека.

- Что в жизни больше всего помогает сохранить жизнелюбие и душевную молодость?
- Да собственно сама жизнь. Чем больше я занята своей работой, своими друзьями, внуками – тем больше мне хочется жить. Чем больше у меня не хватает времен – тем я моложе. Еще люблю слушать музыку в Филармонии – Баха, Генделя, Моцарта. Люблю сама петь романсы. Город свой люблю и свой дом: домашние пироги, праздники, запах новогодней елки. Обожаю цветы и комплименты! А если вдруг хочется остаться наедине с собой – тогда иду в церковь. И верю не так, как нынче, – по моде, напоказ, а в глубине своего сердца.

Вы можете увидеть Светлану Карпинскую в спектакле Театра Комедии "РЕТРО" 17 марта.

Новости
Репертуар
Спектакли
Труппа
История
Пресса
Контакты
Друзья
Гостевая

 


© СПб академический ТЕАТР КОМЕДИИ им. Н.П.Акимова, 2003. Все права защищены.
  Дизайн Анны Полонской