Анатолий РАВИКОВИЧ: «Уже год пишу книгу»
Беседу вела Светлана МАЗУРОВА

"Культура", №51 (7561) 28 декабря - 10 января 2006г.

Народному артисту России Анатолию РАВИКОВИЧУ исполнилось 70 лет. Четверть века он работал в Театре им. Ленсовета, был одним из лидеров труппы Игоря Владимирова, сыграл немало спектаклей, оставшихся в памяти зрителей, которые по многу раз смотрели "Человека и джентльмена", "Малыша и Карлсона, который живет на крыше", "Людей и страсти", "Преступление и наказание", "Дульсинею Тобосскую", "Укрощение строптивой". Карлсон, Мармеладов, Санчо Панса Равиковича считаются сценическими шедеврами. Последние 18 лет артист работает в Театре комедии им. Н.П.Акимова. Здесь блестяще сыграны роли императора Ромула Великого, Тартарена из Тараскона, Аметистова из "Зойкиной квартиры", мольеровского Журдена. А страна узнала и полюбила замечательного петербургского артиста по нескольким эпохальным телевизионным работам: Хоботов в "Покровских воротах", кардинал Мазарини в "Мушкетерах...", Эркюль Пуаро в "Загадке Эндхауза". Недавно Анатолию Равиковичу вручили петербургскую высшую театральную премию "Золотой софит" "За творческое долголетие и уникальный вклад в театральную культуру Санкт-Петербурга".

- Что-то нерадостное настроение у юбиляра?

- У меня двойственное чувство: с одной стороны, приятно, что обо мне помнят и так высоко оценили мою работу, а с другой - грустно, потому что 70 лет - не та дата, которой человек должен радоваться.
- Что вы выбрали для своего бенефиса?
- Пьесу Вампилова "Старший сын". Собираюсь сыграть отца семейства Сарафанова. В кино его замечательно играл Евгений Леонов, так что мне предстоит невольное соревнование, без этого невозможно, публика обязательно будет сравнивать наш спектакль с тем фильмом. Большой вопрос, удастся ли мне сыграть на таком уровне... Ставить спектакль будет режиссер Виктор Крамер, я ему доверяю, мы знакомы по работе "Страсти по Мольеру".
- Анатолий Юрьевич, ходите ли вы сейчас как зритель в родной когда-то для вас Театр Ленсовета?
- Не хожу. Единственное, что посмотрел там в последнее время, - спектакль "Оскар и Розовая дама" с Алисой Фрейндлих. Не хожу не потому, что избегаю встречи с Театром Ленсовета. Я просто вообще не люблю ходить в театр. Вы удивлены? Меня раздражает все, что я вижу в последнее время, вызывает тоску. Я ничего не могу с собой поделать. Считайте, что это старческое брюзжание. Мне тяжело смотреть спектакли. Я сразу начинаю переставлять их у себя в голове, делать поправки: здесь неправильно и там не так... Этакая подлая профессиональная привычка - не могу посмотреть спектакль глазами обычного зрителя. И мне это очень мешает.
- Неужели совсем ни от чего не получаете удовольствия?
- Редко, но получаю. От спектакля "Мастер-класс" с Татьяной Васильевой (о Марии Каллас). Понравилась комедия МХТ имени Чехова "№ 13". Еще спектакль Петра Фоменко "Одна абсолютно счастливая деревня", там хорошо играют молодые актрисы. А в Петербурге отмечу постановку Виктора Крамера "Село Степанчиково и его обитатели" Театра "Фарсы".
Все-таки я человек другого поколения, воспитан так, что театр должен быть не просто местом развлечения, но и местом, где говорят о серьезных вещах. В России театр всегда был больше, чем театр, и мне кажется, таким должен и оставаться.
- Ваше отношение к антрепризе?
- Антреприза - это всего лишь организационная форма существования театра, она может быть наполнена чем угодно - высоким художественным произведением или халтурой. Впрочем, так же, как и в государственных театрах. Антреприза сама себе зарабатывает на существование, в отличие от театров государственных, которые делают что хотят, потому что тратят не свои деньги, а бюджетные и они не останутся без зарплаты, даже если залы будут пустыми. Это развращает. Когда две трети труппы не играет и получает зарплату и треть, которая играет, получает такую же зарплату, - это ненормально. Я знаю антрепризные театры, которые зарабатывают деньги на качественных комедиях и тратят их на серьезные драматические постановки, на которые публика ходит менее охотно.
- Я почему задала такой вопрос: вы ведь играете три спектакля в московском Театре Антона Чехова...
- Сейчас только один - "Ужин с дураком". Был еще хороший, по моему мнению, спектакль "Цена" Миллера. И "Поза эмигранта". Да, это частный театр, где режиссер Леонид Трушкин - хозяин, на его плечах лежит все. Своего помещения у него нет, аренда стоит сумасшедших денег, нам негде стало играть ту же "Цену".
- Тяжело ведь постоянно мотаться из Петербурга в Москву. Почему вы на это пошли?
- В Петербурге у меня нет такой работы, во-первых. А во-вторых, в Москве платят гораздо больше. У меня нет другой возможности заработать деньги. Кино? Конечно, это хорошее дело. Но я артист не киношный, снимаюсь не так много, поэтому мне нужна постоянная работа. Никакими своими принципами я не поступаюсь, напротив, считаю, что работать в театре Трушкина даже почетно: все-таки ленинградского артиста зовут в Москву, где полно актеров, оплачивают дорогу, гостиницу, дают заработать. Почему не ездить, пока силы позволяют?
- И в то же время недавно вы ушли из спектакля "Хочу сниматься в кино" Театра комедии, в котором много лет, с премьеры, играли с супругой Ириной Мазуркевич.
- 98 спектаклей сыграли. Мне показалось, что я уже стар для роли 45-летнего сценариста Дерри Такера. У него дочка 19 лет, молодая подруга. Ну не 70 же ему! Режиссер спектакля Татьяна Казакова со мной согласилась, теперь с Ирой играет другой актер.
- Вы часто играли вместе с супругой - мужа и жену, любовников, папу и дочку. И сейчас выходите вместе в спектакле "Средство Макропулоса". Легко на сцене с женой?
- Очень тяжело. Сцена - это игра. А ты все время сталкиваешься в настоящей жизни с игрой. Признаюсь, играть с женой на сцене про любовь - вдвойне тяжело, это все равно что раздеваться на людях догола.
- Как-то вы сказали, что театр - искусство молодых и артистов среднего возраста.
- Да, я так считаю. Ну что хорошего, когда на сцену выходят разваливающиеся старики? Это же не музей! Когда у артиста заканчиваются ресурс, силы, талант, он не должен выходить к зрителям. Из уважения к профессии. Я видел последние спектакли Фаины Раневской, это было чудовищно. Видел великого русского актера Астангова, игравшего "Перед заходом солнца", он встал на колени, а поднимали его партнеры, под руки. И какая, скажите, мне радость видеть великую балерину Плисецкую танцующей до сих пор? Дело даже не в возрасте. Если у тебя есть здоровье, играй хоть до ста лет. Когда же уходят физические силы, внутренняя энергия, тогда выходить на сцену не надо, на мой взгляд.
- Было у вас недавно что-нибудь интересное в кино?
- Были приличные роли в сериалах "Две судьбы", "Поручик Ржевский". Сыграл Расплюева в фильме "Джокер" (по "Свадьбе Кречинского" Сухово-Кобылина). Эти фильмы уже вышли. Скоро увидите сериал режиссера Андрея Максимкова "Старая гвардия". Эрнст Романов, Иван Краско, Людмила Чурсина, Ирина Соколова, я играем стариков, пытающихся удержаться на плаву. Каждый из них в свое время был специалистом своего дела. Теперь они никому не нужны, их вышибли на пенсию. Вот и придумывают себе какое-то дело. Трогательная и смешная история.
- Ваш герой?
- Бывший бухгалтер. Он делает ставки на лондонской бирже (виртуально, по телевизору, денег-то нет) и все время выигрывает, поскольку голова еще работает...
- А за написание книги вы не взялись?
- Уже год пишу. Ручкой. Компьютером не овладел. Моя ежедневная норма - две страницы. Пишу, к сожалению, медленно, зато успеваю все продумать. Некоторые страницы идут легко, а другие - труднее. Потому что в каждом эпизоде хочется создать свою атмосферу: юмор, или иронию, или грусть...

Новости
Репертуар
Спектакли
Труппа
История
Пресса
Контакты
Друзья
Гостевая


© СПб академический ТЕАТР КОМЕДИИ им. Н.П.Акимова, 2003. Все права защищены.
 
Дизайн Анны Полонской