C Михаилом Разумовским беседовала Светлана Мазурова// "Зрительный ряд" № 1, 1- 15 января 2007 года

Михаил Разумовский был принят в труппу Театра комедии им. Н.П. Акимова не так давно -- в 2004 году. Художественный руководитель театра Татьяна Казакова пригласила тогда известного актера на роль Кречинского в свою постановку "Свадьба Кречинского" по А.В. Сухово-Кобылину. За эту роль артист сразу же был удостоен Высшей театральной премии Санкт-Петербурга "Золотой Софит". Критики писали, что она "пришлась актеру впору, как хорошо сшитый фрак. Кречинский-Разумовский красив, статен, легок, аристократичен". Виталий Вульф признался, что, будучи в Петербурге, отправился посмотреть на Михаила Светина в роли Расплюева и... -- Кречинский, не известный мне актер, переиграл всех! Он великолепен!"

-- Михаил, Кречинский -- роль, о которой актеры мечтают?

-- Она значимая, конечно. И...разная. К ней даже трудно подобрать эпитеты. Это очень мощный этап в моей жизни. Естественно, каждая постановка не может быть эпохальной, шедевром. У меня есть несколько спектаклей, которые сыграли большую роль в моей жизни, открыли во мне то, о чем я сам не знал -- "доселе неизвестное". Я учился на курсе Игоря Владимирова. Начинал в Мурманске у Григория Михайлова, ныне покойного. В Питере работал с Юрием Томошевским, потом -- в Театре на Литейном с Александром Галибиным. Еще были режиссеры Клим, Роман Смирнов, Георгий Васильев, Григорий Козлов, Семен Спивак. И, наконец, Татьяна Казакова.

-- Как вам, кстати, с ней работается?

-- Первой нашей работой была пьеса Йосефа-Бара Йосефа на сцене СТД. Потом Татьяна Сергеевна ввела меня в свой спектакль "Влюбленные" по Гольдони -- уже в театре. А затем возник и спектакль "Как важно быть серьезным".

Казакова всегда знает, чего хочет добиться. И добивается. От всех. Иногда это выглядит как диктатура, но поскольку она всегда знает, чего хочет, это спасает ситуацию. Мне с ней легко, потому что я уже взрослый человек. Мы говорим и творим на равных. Если бы я пришел сюда после школы, наверное, было бы не так легко. Кстати, такая строгость и четкость очень нужны. Как в армии -- организованность и дисциплина. Театр -- профессия военная, армейская. Без военного положения, конечно, и без комендантского часа.

-- "Комедия" -- ваш театр?

-- Своим домом пока считать его я не вправе, сделал для него еще очень мало, всего три спектакля играю. Мало времени прошло. Но я себя чувствую здесь комфортно.

-- Вы играете и "на стороне" -- в других театрах, в антрепризах, в кино снимаетесь. Есть такая точка зрения: всеядность, "жадность" губительны для актера...

-- Я так не думаю. Наоборот, хорошо, когда актер в постоянном тренинге. Не у всех, правда, получается. Но если получается... Нельзя только переходить черту усталости, когда ты уже еле ползаешь и с трудом понимаешь, где и что сегодня играешь. Главное, чтобы не было духовной усталости, а физическая -- пусть будет. Какие наши годы? Уже светит, правда, пятьдесят... Для моего возраста, думаю, нормально играть спектаклей десять в месяц.

-- Начинали-то вы как необычно: монтировщиком сцены в БДТ...

-- Я закончил "корабелку". После этого мне нужно было отдать долг Родине -- прослужить три года на судостроительном заводе. Тоскливее ничего не придумаешь. Я добился "открепления" и права свободного трудоустройства, но документы мне сразу не отдали. Два года поступал на актерский и поступил -- в Школу-студию МХАТа, в Щукинское, но без документов меня не брали. И потом мне повезло в Питере: они, наконец, пришли, и меня взял Владимиров.

Вот эти два года, что я поступал, и работал в БДТ. Вообще я все время торчал за кулисами, как губка все впитывал, пропускал свою работу, за что меня, естественно, ругали... Товстоногов выпускал в то время "Дядю Ваню". Моими кумирами были Басилашвили, Толубеев, Борисов, Лебедев, Стржельчик, Медведев, Ковель, Богачев...

Театр не предполагает смежных профессий. Но они всегда могут пригодиться в жизни и на сцене. Все -- в копилку. У меня было несколько профессий: до монтировщика сцены работал грузчиком, водителем, мотористом Военно-морского флота. Могу улицы подметать. Могу копать, могу не копать. (Улыбается).

Тогда же я ходил в знаменитую университетскую студию (ЛГУ). Ее вела актриса, режиссер Варвара Шабалина, замечательная женщина, о которой можно говорить часами. В этой студии начинали Сергей Юрский, Игорь Горбачев, Андрей Толубеев. Те два года сыграли огромную роль в моей судьбе. Я, как гончая, бегал из БДТ в студию и обратно. Мне казалось, что я летал! Мы, студийцы, были "одной группы крови".

-- Что репетируете в театре сегодня?

-- Роль летчика в пьесе Бертольда Брехта "Добрый человек из Сычуани". Работа это не простая и мы, если честно, только в начале пути. Вот доберемся до премьеры -- тогда и будем говорить подробно.

Новости
Репертуар
Спектакли
Труппа
История
Пресса
Контакты
Друзья
Гостевая

 


© СПб академический ТЕАТР КОМЕДИИ им. Н.П.Акимова, 2003. Все права защищены.
  Дизайн Анны Полонской