Евгений СОКОЛИНСКИЙ
Заступом по макушке

"Санкт-Петербургские ведомости" № 206 от 02.11.2006

Есть что-то общее между ирландцами и русскими. Какая-то бесшабашность, непредсказуемость, сумасбродность. Вероятно, поэтому на наших подмостках так вольготно чувствуют себя Оскар Уайльд, Бернард Шоу. Пьесы Джона Синга появляются не столь часто, но все ж таки состоялась уже третья за 15 лет премьера в Петербурге "Удалого молодца - гордости Запада". На сей раз в Академическом театре Комедии им. Н. П. Акимова.


Сколько, однако, пользы можно извлечь, если раскроить родному отцу череп! Молодой человек (его зовут Кристи Мехоун) после "отцеубийства" расправил крылья, начал чувствовать себя сильной личностью, способной преодолеть любые трудности. Мужчинам внушил уважение. А уж как девушки полюбили "удалого молодца" - не оторвешь.

Нам вряд ли близки социально-психологические проблемы старой Ирландии, подвигшие Синга написать парадоксальную комедию. Впрочем, он ее комедией не называл. Не поймем мы, почему на премьерных спектаклях 1907 г. в Театре Аббатства возникали "молодцовские бунты" зрителей против автора, якобы исказившего жизнь ирландской деревни. Сегодняшняя публика принимает происходящее на сцене с видимым удовольствием. Все про нас. Режиссер Владимир Золотарь и художник Олег Головко придали оформлению, костюмам ирландский колорит прошлого века, в музыке звучат народные ритмы джиги, но создателей спектакля, конечно, интересует русский человек постсоветской "выпечки".

Для этой особи характерно смещение понятий добра и зла, эмоциональная переменчивость. То, что вызывало бурное восхищение, минуту спустя возмущает. Жители приморской деревеньки при первом знакомстве поднимают Кристи Мехоуна на пьедестал - ведь кокнул старика, а на следующий день собираются вздернуть на виселице вчерашнего кумира, хотя ничего принципиально нового не узнали. За исключением аккуратненького жирняя Шоона (Виталий Куклин) - он как был трусливым приспособленцем, так и остался - у каждого персонажа есть момент необъяснимого перелома, когда его сознание поворачивается на 180 градусов.

Взять хотя бы Пегин, юную хозяйку местного кабачка (Елизавета Александрова). В сильной воле девушке не откажешь. Кроме того, она ладная, статная, брови вразлет, характер мерзкий, вспыльчива, словно порох. Так бы ее и тяпнул заступом! Эта домашняя дева-воительница предает для начала жениха Шоона (правда, нелюбимого), потом Кристи, которым восторгается. После родительского благословения накидывает петлю на шею любимому. В финале стонет об утрате "ирландского героя". Кстати, и он довольно скоро отказался от своей пылкой любви.

Сам Мехоун-младший, его поначалу можно принять за простака, не так уж и прост. В двух предшествующих постановках "Удалого молодца" Дмитрия Астрахана (на сцене Учебного театра и БДТ) Кристи был прежде всего смешон, и женские восторги по поводу его внешности и молодечества объяснялись глупостью толпы, готовой увидеть в любом ничтожестве нового героя. В Театре Комедии Алексей Красноцветов (студент Санкт-Петербургской театральной академии) действительно хорош собой (этакий ирландский Сергей Есенин), пылок и неординарен. Понятно, почему над ним смеялись в родных местах. Парень был слишком мечтателен для сообщества горьких пьяниц и невежественных девиц на выданье. Освободившийся от родительского гнета, влюбленный Кристи, лежа на узкой доске, чувствует себя подлинным поэтом, воспарившим над бытом.

Именно лиризм отличает трактовку Золотаря от версий Астрахана. Но предательство Пегин (вместе с остальной компанией) отрезвило Кристи. Поэт начинает учиться жестокости и властности, столь востребованной обществом.

Беда в том, что всякий анализ убивает смех, а на спектакле смеются много. Главным образом благодаря Татьяне Полонской и Борису Улитину. Вчерашняя проказница-девочка (Сесили в "Как важно быть серьезным", Пеппи Длинныйчулок), Полонская теперь обернулась озорницей-тетушкой. Веселая, добродушная, она воткнула ржавые вилы в бок мужу, счастливо овдовела, но от этого не перестала любить мужчин. Приятно наблюдать, как вдова Куин берет на абордаж только что отмытого в бочке Кристи. Глаза у нее горят, рот до ушей, тело бушует. В представлении мужелюбицы два убийцы составили бы отличную пару. Хотя при трезвом размышлении можно и отступиться от прекрасного Адониса, если дадут взамен корову и тачку навоза. Мужчина - хорошо, но в хозяйстве от него мало пользы.

Заморыш старик Мехоун, как и вдова, жизнелюбив. Он отметит богатое тело Куин, с удовольствием пропустит стаканчик, побахвалится перед публикой поврежденным черепом. Повидавший многое, он радуется, когда его удивляют. После того как Мехоун (Улитин) обнаружил собственного отпрыска в образе чуть ли не олимпийского победителя, глаза у него начали стекленеть, а голова свернулась набок. Под конец изумление превратилось в растроганность: слава богу, сын на отца руку поднял.

Из всего сказанного явствует: "Удалой молодец..." - спектакль хороший. Если бы не фальшивые сцены с деревенскими пьяницами (наверное, ввиду отменной трезвости труппы в Театре Комедии не умеют изображать любимый народом порок), я бы назвал его серьезным и вдумчивым. Смеяться на представлении, конечно, можно и нужно, однако ж итог печален. Как странно появляются пророки в отечестве и еще более странно исчезают! Много дикого, искаженного в массовой психологии, но таков уж современный ирландский человек. А кто со мной не согласен, могу и заступом по макушке.

Новости
Репертуар
Спектакли
Труппа
История
Пресса
Контакты
Друзья
Гостевая


© СПб академический ТЕАТР КОМЕДИИ им. Н.П.Акимова, 2003. Все права защищены.
 
Дизайн Анны Полонской