С Николаем Смирновым беседовала Светлана МАЗУРОВА

// "Зрительный ряд", № 5 1 - 15 марта 2007г.

Всего пять лет работает в Театре комедии им. Н.П. Акимова Николай Смирнов. Но как занят в репертуаре! Актера можно увидеть в спектаклях «Деревенская жена», «Хочу сниматься в кино», «Яблочный вор», «Доктор философии», «Мой вишневый садик», «Тень», «Призраки», «Влюбленные», «Джельсомино в стране лжецов».

-- Николай, актерам всегда кажется, что у них мало работы, хочется играть еще и еще. Вам же можно по-хорошему позавидовать…

-- Мне, наверное, грех жаловаться, у меня много работы было всегда. Я начинал после студенческой скамьи на сцене БДТ (был последним актером, которого Георгий Александрович Товстоногов взял в театр «с показа»). Несколько лет параллельно с БДТ я работал в «Приюте комедианта» Юрия Томошевского -- с самого основания театра, еще в полуподвальчике на Малой Морской. В месяц играл 28-30 спектаклей. Когда пришел в Театр комедии, сразу одна за другой последовали роли: Благое в «Докторе философии», король в «Джельсомино в стране лжецов», Пинчуайф в «Деревенской жене». Скоро будет новая работа. Мы начали репетировать с Татьяной Сергеевной Казаковой пьесу Марио Варгаса Льосы «Прелестная Кэтти Кеннетти». Сначала у меня почти ничего не получалось, режиссер ругала меня – и справедливо. А вот сейчас я созрел для этой роли, влюбился в нее, мечтаю о репетициях! Чувствую, что выпустил бы своего Хуана моментально. Жаль, пока в театре готовится другой спектакль, а к «Кэтти» мы вернемся позже.

-- Не секрет, что хотя актеры и говорят, что все роли у них, как дети, любимые, все же есть «тяжелые» спектакли, роли и есть «легкие».

-- Действительно, с каждым спектаклем связаны какие-то ощущения. Допустим, в «Докторе философии» я даже не заметил, как быстро «родил» роль. Раз – и готово! Просто удача. Так же легко было мне и в «Джельсомино». Тяжелый по всем показателям для меня спектакль «Тень», хотя у меня там небольшая роль доктора. После него я просто болею. Есть спектакли, после которых летаешь! Бывает срочный ввод. Нет времени, чтобы роль «улеглась по полочкам», созрела. Актер должен мгновенно войти в рисунок, предложенный режиссером. Минусинский в «Моем вишневом садике» -- это ввод. Произошел он достаточно легко. Так же и Гастоне Калифано в «Призраках». Я через неделю после ввода играл премьеру. «Вскочил» моментально! Сережу Степцова из «Яблочного вора» я сначала ненавидел. А потом вдруг полюбил -- не знаю, за что. Если бы знать, за что мы и в жизни кого-то любим, а кого-то -- нет… И мне стал нравиться спектакль! Роль Минусинского из «Моего вишневого садика» скорее отрицательная, чем положительная. Это один из самых любимых моих спектаклей. Там присутствует какая-то романтика. И он про любовь! Елена любит Петра, Петр любит Елену. Они поженились. Потом решили развестись. Почему так происходит? Многие люди живут без любви. У Казаковой, по-моему, все спектакли про любовь, все вертится вокруг нее. Без любви жизнь пуста. И «Яблочный вор» по пьесе Ксении Драгунской – он про любовь. Люди любят друг друга, а вместе быть не могут. Ну почему? Он женился на другой -- назло своей любимой. Она что-то не то скажет, он разозлится, не придет. Ах, ты смотрела в ту сторону? Ну, а я -- в другую!

-- Когда Анатолий Равикович, сыграв 98 спектаклей, попросил режиссера освободить его от главной роли в спектакле «Хочу сниматься в кино», она досталась вам. Вы были удивлены?

-- Чуть со стула не упал, как говорится! Спектакль мне очень нравился, я смотрел его не один раз. Пьесу американского драматурга Нила Саймона играют во всем мире. И Равикович для меня -- непререкаемый авторитет, мастер, которых поискать! Я понимал, что зрители будут нас сравнивать. Обожаемый многими актер! Поэтому у меня был безумный комплекс. Я специально набирал вес, лишние килограммы, стал толще почти на 15 кг, чтобы быть солиднее! Мы разного возраста, из разных «эпох», с разным опытом. Сыграть так, как он, я, конечно, не смогу. Поэтому решил играть по-другому, ни в коем случае не снимать кальку с его игры. Дерри Таккеру 45 лет, мне -- 44, и ситуации с дочкой у нас с моим героем похожи. Если бы меня спросили: «Смирнов, в каких спектаклях тебя больше всего? Где твой герой - это ты?», я бы ответил: «На 99 процентов -- это Дерри Таккер». Теперь, когда сыграно уже 10 спектаклей, я переборол себя, перешагнул через тот самый психологический барьер, успокоился. Мне уже не страшно. Можно и похудеть. (Рассмеялся).

-- Кто для вас авторитет в профессии?

-- Моих кумиров уже нет в живых, но они остаются авторитетами: Евстигнеев, Леонов, Лебедев. Актеры-небожители! Когда я работал в БДТ, то будто проходил там вторую школу обучения (после Школы-студии МХАТ). Грех было не «воровать» у актеров-могикан, с которыми стоял рядом на сцене, играл…

-- А с кем сегодня вам хотелось бы сыграть? Какой он -- идеальный партнер?

-- Для меня идеальный партнер – это актер «синтетический», который может все. Мы должны чувствовать друг друга, читать по глазам и подхватывать на лету. У нас должно быть одно дыхание. В нашем театре для меня это Михаил Разумовский. Я понимаю его, как никого другого. Пока нам не доводилось вместе поработать. Я точно знаю: это был бы сумасшедший тандем. Скорее всего, он и будет - в будущем спектакле про Кэтти Кеннетти.

Новости
Репертуар
Спектакли
Труппа
История
Пресса
Контакты
Друзья
Гостевая


© СПб академический ТЕАТР КОМЕДИИ им. Н.П.Акимова, 2003. Все права защищены.
 
Дизайн Анны Полонской