Михаил Светин не дружит с актерами, беседовала Екатерина Омецинская
Новости Петербурга № 50, 20- 26 декабря 2005 года

Празднование 75-летнего юбилея у Михаила Светина затянулось со дня рождения 11 декабря по 19 декабря – день, на который назначен творческий вечер актера в театре Комедии имени Акимова. Не воспользоваться поводом для поздравления и близкого знакомства было просто невозможно. Оказалось, что юбилей принес с собой не только радости…

НАРОДНЫЙ ЧЕЛОВЕК
- Михаил Семенович, а вы сами верите в то, что вам 75?
- Я сам этого возраста (тьфу-тьфу!) не чувствую. Юбилеи я правильно никогда не праздновал: кому это надо, чтобы все вокруг лицемерили. Ну, мне 25, 30, 40, 50… Вот 75: меня руководство уговорило – надо, чтобы поздравили… Но мне-то, зачем это нужно? Собрал бы десять человек своих: посидели бы, поговорили, отметили… Одно удовольствие! А тут: вот вы меня от газеты поздравили, а Пятый канал (хоть и обнародовали мой юбилей) ни одного фильма моего, который люди смотрят, не показал, не поздравил. «Телекурьер» приезжал: хотели меня в новости вставить… Это что же такое? Меня другие страны поздравляют, а тут своего актера никак не отметили… Никогда у них сниматься не буду!
- Но вы сейчас в центре внимания! Вот телеграмму правительственную при мне принесли… Интервью все просят дать…
Насчет интервью: я всегда говорю «Ну, давай уже не о моей жизни поговорим…» Про меня и так уже три книжки написали: уже все все знают. Есть же какие-нибудь другие темы… Жизнь такая длинная получилась, что на любую тему у меня есть собственное мнение и опыт. Спросите, как я что оцениваю. Я люблю поговорить… А телеграмма (смотрит с прищуром на листок)…Хм, Совет Федерации… Потом посмотрю…
- А вы власть придержащих что – не жалуете?
- Я народный человек. Я с простыми людьми и открываюсь больше, для них и стараюсь все лучше сделать. И среди актеров, например, у меня друзей нет. Я с артистами не дружу. Это мое по жизни убеждение. Много раз разочаровавшись в дружбе с актерами, я зарекся. У меня друзья строители, врачи, инженеры, люди без определенной профессии. Я стараюсь не терять друзей. Я лучше уступлю, промолчу… Я не хочу терять людей из-за ерунды, из-за которой люди обычно теряют друг друга. Я своим друзьям верю. Нас с ними успех лбами не сталкивает. Артисты – это вечное соперничество.
У меня нет богатых друзей. Я не могу с ними общаться, «ухожу» от них. Не хочу, чтобы они думали, что мне от них чего-то надо. Голодный, слава богу, не хожу. А во время войны что было? И голубей из рогатки подстреливали – варили, и жмых ели. Самый большой праздник был день рождения. Помню, как мама спросила: «Миша, что тебе больше всего хочется?» Я сказал: «Хочу хлеба, сколько захочу…» Все в жизни относительно… Голодный праздник может быть лучше, чем сытый. Мы уже сыты нынче. Раньше как было? Праздник, значит будет икра… Все только и ждут, когда же за стол сядем… Ну, сели, и что? Остается общение, но, бывает, и поговорить не о чем… Жизнь такая короткая! Самое главное, интересное в ней – человеческое общение.

"ПОМНЮ ВСЕХ, В КОГО ВЛЮБЛЯЛСЯ"
- А какие качества в людях вас привлекают?
-Хорошее чувство юмора. Я не люблю людей, которые не обладают им. Они, как правило, не очень-то умны. Когда дураки кончатся? Когда, наверное, дороги все сделают нормальные. Я уже точно не доживу…
- Сейчас новый год на носу… Какое-нибудь детское воспоминание о новогодних праздниках есть, от которого сердце щемит?
- Конечно, есть. Я помню новогодние елки в детском саду. Я помню, как мы елку наряжали. Я помню, что был запах совершенно одуряющий меня: маленькие мандаринки, которые висели (или в фольге или просто так) на елке и пахли… Как же надо было эту мандаринку! Тогда зимы бывали даже в Киеве холодные. Морозы… А эти мандаринки раздражали нюх… Это был такой кайф! Никакие игрушки не интересовали так, как эти мандаринки! Этот запах сводил меня с ума… Я помню как наряжали эту елку… Праздник начинался, когда мы уже разбирали игрушки. Вырезали что-то сами, красили… Помню, как выступали, костюмы помню. Зайцем, помню, меня наряжали: ушки-хвостики… Помню как кавказцем был - лезгинку танцевал. Так выдавал, что все просто млели. Я о-очень танцевать любил! А гопак украинский как танцевал!.. Я вообще уже с трех лет в артисты готовился.
- У девочек, наверное, вы успехом пользовались…
- Я могу сказать одно: я девочек всегда интересовал куда меньше, чем они меня. С детского сада помню всех, в кого влюблялся. Ната Крейзер, Лизочка Голубчик… Это мои любови. Одна, вторая… Детский садик был наискосок от моего дома в Киеве. Потом после детского сада мы все оказались в одной школе. Мои любимые девочки! И сцены ревности были: я их менял как перчатки… Я влюблялся, разочаровывался, провожал, портфели носил, все как полагается… За одну парту садился, меня выгоняли, пересаживали, рассаживали. А я цеплялся, чего под партой руками шуровал… Меня опять выгоняли, сажали на первую парту… Я в этом смысле был ранний… Ранний любовник.
- В Киеве теперь нечасто бываете?
- Да, вот сейчас был в Киеве! Смотрел на свое окно. Я полжизни прожил в центре Киева. Недавно там закончил картину «День рождения королевы» - комедию. Люблю этот город! Точнее, я его не разлюбил. Сейчас это маленький Париж. Иду по Киеву – можно сдохнуть… Это очень, очень красиво… Я гуляю там с удовольствием, и когда приглашают, всегда соглашаюсь: чувствую себя там хорошо. Каждый камушек я там знаю: лучше, чем те люди, которые меня по Киеву возят. Эта улица так называлась, а эта – так…

ЖЕНА СМОТРИТ СВЫСОКА
- Вы человек настроения?
- Да! С утра преобладает плохое настроение. Сорваться могу (я вообще вспыльчивый и драчливый). Выспаться надо. И подольше. Мне тяжело расходиться с утра, особенно, когда не досплю…
- Готовить любите?
- У меня жена мастер по этой части. Она мне все делает, подсовывает всякую всячину, так обслуживает меня… В этом смысле мне с ней повезло. Она надежный тыл, но противоречия есть. У нас итальянская семья: бывает и тарелки летают. Еще бы: столько лет прожить вместе!..
- А сколько?
- Ой, не надо спрашивать! Уже почти пятьдесят. Я как в первый театр в 1958 году попал на работу, она меня и окрутила. Я и по пьесам на ней все время женился. Она сама актриса и к профессии меня не ревнует. А противоречия в том, что она драматическая актриса, а я комедийный. Иногда на меня свысока смотрит: мол, дешевка, несерьезно все это. Это все шутя, конечно… Она у Додина в театре. Приходит с работы часто усталая, а мне - еще бы кто за спектаклем спектакль дал сыграть…
- Никогда ничего не коллекционировали?
- Я катастрофически ленив. Иногда ничего делать вообще не хочется. Я и спортом по этой причине никогда не занимался. Машину никогда не водил. Это же запчасти, бензин: столько забот. Вот этого не люблю. А вот пешком ходить люблю, гулять.
- А на что деньги можете в удовольствие потратить?
- Десять лет назад мне шунтирование делали в Израиле. Собрали деньги. Ничего нельзя. Холестерин всякий, то нельзя, это… Вот к дочери слетаю если… У нас с ней такая любовь… Настоящая. Бывает, что родители с детьми ссорятся, а мы – никогда. Еще внучки. Младшая – уже готовая актриса. Двигается органично, обаятельная. Я всегда хотел девочек и девочек получил. Куколки такие: ходят с бантами, домашние…

Новости
Репертуар
Спектакли
Труппа
История
Пресса
Контакты
Друзья
Гостевая


© СПб академический ТЕАТР КОМЕДИИ им. Н.П.Акимова, 2003. Все права защищены.
 
Дизайн Анны Полонской